Бодхидхарма и Хакуин | Червь

Бодхидхарма снарядил Хакуина волшебным подзатыльником, отчего в глазах адепта мгновенно потемнело, и красивые звёздочки рассыпались веером. Когда он снова смог хоть немного соображать, то с удивлением обнаружил, что валяется на пузе и жрёт землю, которая подозрительно отдавала навозом. Мало того, оказалось, что ему это безмерно нравится, и при этом он чавкал совсем уж по-свински.

Жевать, лёжа на пузе, было не совсем удобно. Хакуин попытался встать, но тут обнаружил, что не чувствует ни рук, ни ног. Только голова и что-то сзади невнятное такое. Попытался повернуться и тоже не смог. Лишь то, что находилось сзади, как-то волнообразно зашевелилось. Хакуин не на шутку испугался.

– Чё за ботва, а? Маста, ты где?

– Да здесь я, – отозвался Бодхидхарма, высунувшись из яблока.

Хакуина прошиб холодный пот. Яблоко было огромным, словно гора. Но хуже всего было то, что Учитель, торчащий из круглой дыры, был вовсе не человеком. Бубен-то у него был человеческий, а вот туловище очень сильно смахивало на червяка.

– Чего уставился? – спросил Бодхидхарма, рыгнув оглушительно.

– А… э-э-э… чё это, а? Опять прикалываешься?!

– Ты же сам вчера жалился, что в Поднебесной тебе наскучило, хочется быть ближе к земле и всё такое. Твоё желание выполнено! Ты рад?

И тут до Хакуина дошло, что добрый Учитель превратил их обоих в червей. Только сам заделался пожирателем фруктов всяческих, а его сотворил обыкновенным, земляным.

– Дык я ж не это имел в виду, – обиделся адепт, отплёвываясь от навоза и клочков непрожеванной газеты.

– Да ладно, не парься. Сам прикинь: работать не надо, жрачки навалом, тепло опять же. Чем не лафа?

– Ну, не знаю. Мне с руками и ногами удобнее было.

Хакуин вдруг понял, что непроизвольно обделался, и это смутило его ещё больше.

– И вот это, – продолжил он, – мне совсем не нравится. Я привык ходить по нужде тогда, когда мне этого хочется, а не просто так.

Бодхидхарма от души рассмеялся и заметил, что посреди навозной кучи это совершенно не бросается в глаза.

Вдруг что-то грубо схватило Хакуина поперёк тушки. Короткий полёт, и вот он уже на дне ржавой консервной банки. Что-то нехорошее шевельнулось в душе адепта. Где-то он уже это видел и не раз. Однако дальше было ещё хуже. Этот кто-то в скором времени снова выудил его из банки и стал насаживать на острый крюк. Хакуин орал так громко и матерно, что все комары на реке полопались от стыда.

И вот висит бедный адепт на крюку и типа в речке купается. А на самом деле это кто-то на него рыбу ловит.

Слопали его сразу! Ага. Даже икнуть со страху не успел.

Пришлось Учителю вмешаться. Рыбу сачком выловил, щелбанов напихал неразумной и потребовал выплюнуть ученика немедля. Попробуй, откажись. Рыба, хоть и дура дурой, но спорить не стала, выплюнула.

Лежит Хакуин на травке, уже в человечьем обличии и пузыри пускает от счастья.

– А знаешь, о Маста, я в следующей жизни, пожалуй, рыбкой стану. Так хорошо: плывёшь себе не спеша, водичка тебя окатывает со всех сторон, корм всякий сам в рот заливается. Кайф!

– Зачем же ждать? Могу прямо сейчас туда отправить.

– Нет, нет, что ты! – поспешно вскочил на ноги адепт. – Я пока Хакуином побуду.

– Хозяин – барин.

Вечером, сидя в своей палатке, Хакуин записал в дневнике:

«Сегодня, по милости Учителя, был червяком. Не понравилось. Навоз – дерьмо. Хотя газета была очень даже ничего. Иэх, и почему я не пою в «Роллинг стоунз»? »

Автор: Игорь Квентор
kventor.ru

Комментарии: