Бодхидхарма и Хакуин | Фиговый сновидец

Бодхидхарма и Хакуин | Фиговый сновидец

Как-то раз спрыгнул Хакуин с тысячелетней сосны, отряхнулся от приставших сов и лукотрусов и попер прямой наводкой на юг, через поля, леса и горы, то есть напрямки. А фигли?

Зачем шел — сам не знал. А вот торкнуло что-то, и пошел. Бывает такое.

Пока шел, повстречал кучу интересных людей самого разного калибра, покрою и характера: умных и глупых, смелых и так себе, гордецов и попроще, трудяг и бездельников, редких счастливцев и множество несчастных, мудрецов и балбесов всех мастей, много еще кого. Со многими успел пообщаться, от кого-то получил люлей, кому-то сам навешал. Но в основном мирно все было.

Через двадцать лет ему надоело все идти да идти, решил пробежаться. Ноги в руки и вперед! Припустил так, что пыль сзади столбом стояла еще с неделю. Точно-точно! А уж народу и зверья зазевавшегося посшибал сколько — не перечесть. Ну так не спецом же, а сами виноватые. Нефиг путешественнику под ноги лезть.

Еще через двадцать лет и бежать надоело. Подпрыгнул Хакуин и полетел. А фигли! Летел, летел… И еще летел… И снова летел… И все дальше и дальше несло его куда-то. По пути отплевывался от мух и комаров, щедро залетавших в широко распахнутый рот. А чего варежку разинул то? Дак чтоб дышалось легче, ага!

Слетал во все места земные. А уж на гору Линшань раз сто заворачивал, да не принял его старец Фу Цинь, прогнал пинками и велел не показываться еще тысячу лет. А чего осерчал, и сам не помнил. Старый был шибко.

Когда и лететь ему осточертело, плюхнулся Хакуин на живот прямо посреди моря-океана и поплыл. Только брызги в разные стороны. Несется по воде аки торпеда дурная, рыб и прочих морских обитателей распугивает. Случайно царю морскому локтем в глаз заехал, так у того потом фингал три недели не сходил. Разозлился он на Хакуина крепко. Да поди ж поймай! Эвона как носится по морям, по волнам. Ну его в сраку!

В конце концов надоело Хакуину и по воде нестись. Нырнул в самом глубоком месте океана, в аккурат на дно Марианской впадины. И еще на три метра заглубился, чтоб наверняка. Ну, мало ли. Там же какие только чудища не водятся. Страшные, зубастые, с фонариками во лбу и все такое. Да вы знаете!

И вот сидит он под толщей воды морской, в иле древнем копается от нефиг делать. Нос глиной заткнул, чтобы уши не лопнули. Глаза тоже закрыл. Все одно ни черта не видать. Темнотища сплошная.

Тут кто-то его по макушке поварешкой эдак — тюк! И еще раз. Да громко так! Прям звон по всей округе подводной побежал. А следом, значит, голос такой знакомый:

— Хакуин, папу твоего так-растак! Опять филонишь? А ну живо на камбуз картоху чистить!!!

И тут Хакуин проснулся. Смотрит — сидит он все там же на верхушке тысячелетней сосны, в ушах лукотрусы вошкаются, на коленях с десяток сов удобно так устроились и дремлют себе, понимаешь. А снизу в него Учитель шишками швыряется и ногами топает сурово. Пришлось слезать.

— Ну? Где был? Чего приснилось? — спросил Бодхидхарма требовательно.

— Да вот, странствовал.

— Удачно?

Хакуин почесал в затылке.

— Дык елы-палы! Я не знаю. Вроде бы да.

— Не знаааю… — передразнил Учитель, — Вот фиговый из тебя сновидец, Хакуин. Иди давай картоху чисть. Это у тебя лучше всего выходит.

Автор: Игорь Квентор
kventor.ru

Комментарии: