Бодхидхарма и Хакуин | Книга судеб

Хакуин лихо подкатил к пещере Учителя на синей «шахе», выскочил наружу и побился немного в истерике, валяясь в пыли, посыпая бритый затылок пеплом и матерясь весьма жестоко. Слов было почти не разобрать, но по интонации легко было догадаться, что адепт попал на бабки, благодаря доблестным продавцам полосатых палок.

Бодхидхарма выкатился из пещеры колесом, легко жонглируя ножом и картошкой. При этом сочные корнеплоды ловко очищались от кожуры и сами прыгали в котелок.

– Чё шумим? – осведомился Учитель.

– А-а-а! Мать… б… козлы, нна!

– Ну, это ты со зла, – попытался он успокоить адепта.

– Не, ну это чиста заподляна, в натуре!

Учитель с удивлением воззрился на бушующего Хакуина и спросил озадаченно:

– Ты где ж это, паршивец, таких слов набрался? Опять, небось, грачевал по ночам?

– Награчуешь тут, – огрызнулся ученик, но всё же временно затих.

Помолчали немного. Мимо прошагал отряд пионеров с барабанами и дудками. От шума, который они производили весьма отчаянно, с деревьев осыпались листья, и разбегались в разные стороны тараканы. Следом проплыли три подводные лодки, шесть пиратских каравелл, половинка «Боинга» и четверо подозрительных типов шпионской наружности. Ничего из этого не видел только Хакуин. Он пребывал в той странной прострации, которая ещё не Нирвана, но уже и не «тут и сейчас».

Когда, наконец, глаз его слегка прояснился, Учитель мгновенно потребовал объяснений.

– Да понимаешь, – как-то вяло начал Хакуин, – Еду я еду, никого не трогаю, не подрезаю и вообще плетусь, как «чайник», километров 70 в час. Смотрю, бензина самый краешек остался. Лампочка горит красным глазом и требует пожрать. Делать нечего, рулю на заправку. Ну, ты знаешь, какую.

Учитель чинно кивнул.

– Ну, и вырулил я с другой стороны под «кирпич», чтобы, значит, путь срезать. И представляешь, мимо меня несётся ДПСник, а я, как дурак, стою под «кирпичом» и мигаю левым поворотником. Мне бы свалить по-тихому назад, так нет же: дождался, пока ментяра типа отъедет подальше и дую следом.

А он хитрый оказался. Развернулся недалече и пилит так неспеша мне навстречу и эдак палкой своей гадской помахивает. Короче, бабок содрал немеряно, так ещё и заставил развернуться и проехать в объезд, как и положено. Так я и прокатился лишний пяток километров как распоследний муд… э-э-э…нехороший человек.

Бодхидхарма хитро прищурился, покачал головой и резонно заметил:

– Слаб ты ещё умом, о мой бестолковый ученик.

– Это ещё почему? – надулся Хакуин.

– Не видишь простого в сложном и сложного в простом. Ты заглядывал сегодня в книгу Судеб?

– А чё я там потерял? И так каждый понедельник зубрю эту громадину, а толку никакого.

– Это потому, что ты не видишь простого действия в сложном описании событий. А простого там было всего ничего – не будь сегодня этой твоей встречи с доблестным служителем дорожной полиции, не разговаривать бы тебе сейчас со мной.

– О как! А чё так-то?

– А ты сам глянь.

Хакуин, предчувствуя что-то малоприятное, засунул нос в огромный фолиант и, конечно, ничего толкового не увидел. Пришлось Учителю дать ему волшебного пинка. Адепт, получив мгновенное ускорение, временно прозрел и ясно увидел мрачную картину: его машина покоилась под колёсами громадного грузовика, расплющенная в блин, а сам он висел на ближайшем дереве без всяческих признаков живого Хакуина.

– Видишь?

– Угу, – с трудом ответил ученик, судорожно сглотнув.

– Твой «ментяра» спас тебя, даже не подозревая об этом. А всё потому, что вы все, бестолочи, не хотите изучать книгу Судеб, а всё норовите абы как, да на авось. Пшёл с глаз моих!

Хакуин притихший отошёл.

Автор: Игорь Квентор
kventor.ru

Комментарии: