Бодхидхарма и Хакуин | Музыка

Хакуин приволок в пещеру Учителя старую и сильно потёртую басуху фирмы «Урал» с чёрными от грязи ладами и погнутыми в нескольких местах струнами.

– Зазырь, о Учитель, какую лопату я урвал! И всего-то за 50 баксов.

– На что она тебе? – спросил Бодхидхарма, предаваясь методичному уничтожению комаров и мух в помещении.

– Как на что?! Я буду музыку на ней бацать. Рок-н-ролл там всякий, или даже трэш-метал, во!

И запрыгал с гитарой наперевес по всей пещере, потрясая воображаемым хайером. Учитель побесновался немного с ним за компанию, однако не проникся.

– Не, туфта всё это, – сказал он небрежно.

– Да ты чё! Это ж ваще отпад! Вот натыркаюсь малёха и всё. Фли отдыхает!

Бодхидхарма ничего не ответил. Только головой покачал. Так, просто.

Прошло две недели. Хакуин носился с инструментом как полоумный. Сдал его вначале в реставрацию, потратив денег в десять раз больше. Потом наклянчил у знакомых музыкантов целую кипу нот и теперь каждый вечер, после обязательной медитации, сидел в своей палатке и бренчал на гитаре до посинения и свирепых мозолей на пальцах. В глазах его полыхали огни будущей рок-н-ролльной славы, а высунутый от усердия язык помогал держать ритм, дёргаясь в такт с метрономом.

Учитель даже близко не подходил к палатке адепта, справедливо полагая, что эта блажь скоро надоест его беспокойному ученику. Однако время шло, а сумасбродство Хакуина только возрастало. За неимением собственной шевелюры, он раздобыл где-то в городе парик дикой синей расцветки и болтался в нём по улицам, распугивая благочестивых граждан. На физиономии его лежала печать всеобщего презрения и пальцы торчали веером. Крутизна, одним словом. Бодхидхарма понял, что пора вмешаться.

– Скажи-ка мне, любезный, – спросил он как-то ученика, ненавязчиво ухватив за шиворот разляпистой рубахи, – Когда концерт?

– О, Маста, какие дела! Скоро, скоро, чувак!

– Контрамарка будет? – осведомился Учитель.

– А ты один или с тёлкой?

Учитель глянул грозно и отвесил новоявленному рокеру звонкий подзатыльник.

– А, всё понял! Хоп, ништяк! Завтра. Всё будет завтра.

Это было более чем странно, так как группы у Хакуина вроде бы ещё не было. Однако Учитель не стал ломать голову над подобной чепухой, а для намеченного сейшена решил приготовить специальную курительную трубку.

Наутро воздух вокруг пещеры зудел и трещал мелкими разрядами, словно повсюду носились микро-грозы. Из палатки адепта доносились невнятные голоса. Народу там явно было больше, чем один Хакуин. Вскоре оттуда как горох высыпали колоритные товарищи, внешностью и одеждой соответствуя своему лидеру. В их придурковатых физиономиях Бодхидхарма признал парней из соседней деревни.

Так получилось, что из всех зрителей на концерт припёрся только сам Учитель. То ли менеджер бестолковый оказался, то ли народ чего не так понял. Вначале парни совершенно расстроились и хотели с позором разбежаться, но Бодхидхарма уже раскурил свою специальную трубку и велел играть.

Концерт состоял всего из двух песен и кавера на первую из них, продолжительностью в десять часов. Всё это время парни носились по сцене, потрясая париками и жестоко тираня инструменты. Грохот стоял неимоверный. На десятки вёрст вокруг разбежались все звери и птицы, всерьёз полагая, что это конец Света. Однако обошлось.

Когда всё утихло и парни без сил повалились на горы пустой пивной тары, Бодхидхарма довольно крякнул:

– Хороший табак!

– А как же музыка? – еле слышно просипел Хакуин.

– Отстой!

На следующий день Хакуин спалил гитару и пошёл в баню.

Автор: Игорь Квентор
kventor.ru

Комментарии: