Бодхидхарма и Хакуин | Тайна

Как-то раз пришёл Хакуин к Учителю весь в расстройстве. Судя по его кислой физиономии, опять что-то у него на любовном фронте приключилось. Бодхидхарма хотел, было, запульнуть в него сапогом, да передумал. Уж такой любвеобильный ему ученик достался. Ну что ты с ним станешь делать! Видать с детства такой, уже не перекуёшь.

Усадил беднягу на табурет, матэ влил три кружки, заставил тазик лепёшек съесть. Вроде отмяк немного болезный. В глазах что-то едва затеплилось.

– Ну чё, опять влюбился поди? – спросил Учитель.

– Угу.

– И что с тобой не так, а? Ты ж монах, черт тебя дери!

Не нашёл Хакуин чего ответить и только носом зашмыгал усиленно. Едва не разревелся. Пришлось Учителю подзатыльник ему прописать волшебный. Аж халат на спине треснул. Хакуин мгновенно выпал из мира сего и оказался в удивительном саду.

Всё здесь было словно в мягкой золотистой дымке. Среди фруктовых деревьев, щедро усыпанных сочными плодами, гуляли крайне счастливые человеки, чаще парами. Как-то сразу просёк адепт, что это и есть мир влюблённых. Так тут было хорошо и благостно. Нестерпимо захотелось остаться здесь насовсем. Вон и деваха, просто потрясающе красивая, пальчиком эдак манит, погрызая сочнейшее яблоко.

Только Хакуин метнулся к небесной красавице, раскидав руки и что-то вереща счастливо, как вдруг разлетелся этот сияющий мир на миллион осколков, и навернулся адепт с приличной высоты в холодный холмик чёрного песка. Отплёвывался потом долго. Да и глаза запорошило порядком. Когда продрал смотрелки, тут же весь похолодел от ужаса. Потому как кругом, куда ни глянь, простиралась мрачная чёрная пустыня, едва обозначенная призрачным светом неизвестного происхождения. Неба как такового не было вовсе. Одна чернота.

Только захотел, было, Хакуин заорать диким воплем, как обнаружил Бодхидхарму сидящим на соседнем бархане. Тот улыбался, как ни в чём не бывало, и что-то там чертил веточкой на песке. Адепт поспешно метнулся поближе к Учителю.

– Ну что, побывал в раю? – насмешливо спросил Бодхидхарма.

– Да, Маста! Это было так потрясающе красиво!

– Деваху небось там себе приглядел?

– Ты знал! – воскликнул Хакуин, изобразив на лице крайнее отчаяние.

– Конечно же, знал. Но согласись, друг любезный, она совершенно не похожа на твою нынешнюю пассию, с которой у тебя траблы?

Хакуин подумал чуток. Потом ещё чуток. Совсем растерялся:

– Не знаю, о Учитель. Та, в раю, конечно же, сказочно красива, но сдаётся мне, что она нереальная какая-то.

Тогда Учитель схватил адепта за шкварник и в один миг перенёс в наш мир. Встряхнул хорошенько, поставил на ноги и произнёс:

– Ибо нет ничего лучше, чем то, что имеешь, потому как дадено тебе по желаниям твоим.

Хакуин собрал гармошкой лоб, почесал в затылке яростно и спросил:

– Ну, скажи мне тогда, о Учитель, почему же они такие странные, эти женщины? Почему мне иногда так трудно понять их?

Бодхидхарма весело рассмеялся:

– Чудак ты, Хакуин! Это ж Тайна! Никто ещё на этот вопрос не смог ответить. Не парься, а действуй!

Хакуину до прозрения оставалось ровно пятьсот лет…

Автор: Игорь Квентор
kventor.ru

Комментарии: