Бодхидхарма и Хакуин | Тарелка борща

С раннего утра Хакуин вился возле пещеры Учителя, словно кошка у рыбной лавки. Оттуда просто умопомрачительно пахло борщом. Учитель старался.

– Хакуин, ты чего такой озабоченный? – спросила пролетавшая мимо сорока.

– Отвали! – огрызнулся адепт.

– Хм, подумаешь!

Через какое-то время рядом с пещерой протопала рота солдат.

– Хакуин, душара, ты чё такой кислый? – спросил сержант.

– А ему дембельской пайки не дали! – засмеялся ефрейтор, за что тут же получил подзатыльник.

Хакуин скрежетнул зубом, но ответил довольно мирно:

– Вешайтесь, салаги. Вы ещё только к мамкиным титькам принюхивались, когда я из пулемётов врага косил.

К двум часам дня вокруг пещеры стоял такой плотный дух, что можно было прямо из воздуха борщ хлебать. Но Хакуину хотелось большего, а попросить Учителя он всё никак не решался.

Когда его в третий раз спросили о самоличном самочувствии, он не глядя отвесил приличного тумака и взревел так, что товарищи космонавты на орбите вздрогнули во сне. И быть бы ему сегодня разорванным на мелкие клочки по причине раздирающих душу сомнений, если бы Учитель не сжалился над беднягой и не позвал его в пещеру. Адепта дважды уговаривать не было нужды. Он только пулей метнулся к себе в палатку и приволок медный казан вместо тарелки, да захватил черпак литра на два.

Каково же было его изумление, когда в пещере он не нашёл ничего, что хотя бы близко напоминало кастрюлю с борщом. Мало того, там даже Учителя не было! В первое мгновение Хакуин подумал, что Бодхидхарма его обманул – сожрал всё в одно лицо и прикинулся невидимкой. Но когда глаза немного привыкли к темноте, то в глубине пещеры он нашёл-таки источник изумительного запаха. Это была всего-навсего небольшая тарелка с дымящимся борщом, аппетитно политым сверху сметаной.

Хакуин судорожно выдохнул:

– И это всё?!

– А ты чего хотел? – загремел где-то в углу Учитель.

– Но я… Это… Вот у меня, тарелочка… Ковшик…

Бодхидхарма беззлобно засмеялся.

– Ты бы ещё пуд соли приволок! Садись, ешь.

– Спасибо, Учитель. Что-то не хочется, – расстроился вконец Хакуин.

– Ешь, тебе говорю!!!

Адепт не посмел ослушаться.

Борщ был просто объедением. В тот день многие отметили странное заушное потрескивание в окрестностях пещеры.

Однако время шло, а борщ в тарелке и не думал уменьшаться. Сначала Хакуину это весьма понравилось. Он смекнул, что на самом деле тарелочка не так проста, как кажется. Но вскоре в животе уже весьма ощутимо тянуло книзу, а аппетит, зараза, никак не удовлетворялся. Даже хуже: с каждой ложкой, борща хотелось всё больше и больше. Хакуин постепенно набирал темп, а ложка замелькала у него в руке со скоростью миксера. В глазах адепта отразился вначале испуг, а потом и дикий, прямо таки животный ужас.

Бодхидхарма уже не мог усидеть на месте и громко хохотал, катаясь по полу и держась за пузо. Однако нужно было выручать адепта. Размазывая слёзы по щекам, Учитель дал товарищу лёгкого пинка под зад, отчего Хакуин вылетел вон и сухо треснулся головой о ствол тысячелетней сосны. Он даже обидеться не успел, потому как временно выпал из бытия.

После этого Хакуин не ел три месяца и даже чуток прозрел. Он пришёл к Учителю в лёгком сомнении.

– Скажи, Учитель, я ведь, кажись, прозрел чуток, а?

Бодхидхарма поглядел на него немного прищурясь, потом поглядел широко раскрыв глаза, но так ничего и не заметил.

– Что похудел – вижу, а так…

– Спасибо, Учитель! – вдруг обрадовался адепт и заскакал прочь на одной ноге.

Бодхидхарма пожал плечами.

– Ну-ну.

Автор: Игорь Квентор
kventor.ru

Комментарии: