Бодхидхарма и Хакуин | Возвращение Хакуина

Бодхидхарма и Хакуин | Возвращение Хакуина

Когда срок ученичества у двадцать седьмого патриарха дзэн-буддизма и по совместительству председателя рыбколхоза Праджанатара Вашумитры закончился, Хакуин собрал свои нехитрые пожитки и отправился на железнодорожный вокзал. Плыть домой морем ему не хотелось. Осточертело это море хуже моченой воблы, что подавал на ужин каждый день местный повар. Да и укачивало Хакуина всегда. Ну его, нафиг! Надоело блевать!

Он купил билет и уселся на лавке ждать поезда. В голову лезли мрачные мысли. Его учитель Бодхидхарма больше года не отвечал на письма и даже во снах перестал являться с привычными нравоучениями. Хакуин не знал, что и думать. Неужели учитель совсем забыл про него? А может, у него другой ученик уже завелся, или даже несколько? Был ведь такой случай уже.

От этих мыслей совсем паскудно стало на душе. Хакуин чуть не заплакал с горя. Купил стакан чаю в буфете и пару печенек. Вроде отлегло немного.

Поезд, сволочь, опоздал на три часа. Хакуин уже всю задницу отсидел на жесткой скамейке. В вагоне ему досталось верхнее боковое место. Сосед снизу — вонючий алкаш, а напротив — целое семейство с орущим бесконечно дитем. Они всю дорогу что-то жрали, воняя то жареной курицей с чесноком, то бомжпакетами, то чипсами со вкусом бекона и прочего мусора. Однако Хакуин сразу забрался на свою полку и на всю дорогу выпал в безразличную медитацию.

Потом он еще ехал на другом поезде, добирался на каких-то местных маршрутках, потом на электричке, где ему чуть было не навешали люлей какие-то амбалы в кепках и спортивных костюмах. Сначала Хакуин хотел, было, применить все 33 приема рукопашного боя, которому его обучил когда-то Бодхидхарма, но потом вдруг оказалось, что главарь этой банды хорошо знал самого Вашумитру. Батрачил у него несколько лет. Так что Хакуина бить не стали и отпустили с миром.

Дальше Хакуин долго пер пешком. Порой сам не зная, куда направляется. Интуиция вела его какими-то хитроумными и запутанными путями, часто заводя совсем уж в какие-то непролазные дебри, откуда он, тем не менее, умудрялся каждый раз удачно выбираться. По пути познакомился с тысячами новых интересных людей. Все это он старательно записывал в свой дневник.

— Вот вернусь, напишу книгу!

Наконец на горизонте показалась знакомая гора. Хакуин не поверил своим глазам. Неужели дошел? Он прибавил ходу и вскоре оказался возле пещеры учителя. Внутри было тихо и как-то безжизненно. Не пахло любимым борщом, не было и намека на дым из трубы, а в пруду давно все пересохло, являя жалкое зрелище из сушеных водорослей и скелетиков золотых рыбок.

— Учитель? — робко позвал Хакуин.

В ответ тишина. Хакуин заглянул в пещеру. Там явно давно не убирались: пыли наросло с два пальца толщиной. Он обошел всю пещеру, посмотрел все нычки, проверил сортир — никого! Странно. Может, учитель покинул это место? Хм… Кто его знает. Может, отправился странствовать, или вообще в другое измерение улетел? С ним это часто случалось вообще-то.

И тут взгляд Хакуина упал на банку с медом, стоявшую зачем-то на полу. А в банке… Ёлы-палы! Да ведь это же его учитель! Скомкался там, утрамбовался плотно, только глазами лупает и моргает ими поочередно. Хотя нет, не совсем поочередно. Хакуин заметил некоторую последовательность. Ага! Да ведь это же азбука Морзе. Не зря он на рыболовецком судне научился этому делу. Он сразу расшифровал послание Бодхидхармы:

— Чего стоишь, болван?! Банку разбей. Живо!!!

Что Хакуин и сделал с некоторой поспешностью, подбив один глаз Учителю. Не специально, разумеется.

Бодхидхарма вылетел из разбитой банки аки джин какой, весь обляпанный медом и прочими мухами, потом долго распрямлялся и разворачивался, гремя нещадно костями и затекшими суставами. Наконец шумно вздохнул и сказал:

— Ну, Хакуин, папу твоего так-растак, где ж ты, подлец, так долго шлялся? Я чуть не сдох в этой банке!

— А зачем же ты туда залез?

— Да, блин, поспорил тут с одним шаманом, что смогу запросто в банке уместиться, а он, хитрец, взял, да и закрыл крышку. Да еще и заколдовал. Я чуть не засахарился там, пока сидел. Хорошо хоть ты тут появился. Спасибо тебе! Дай-ка, брат, обниму тебя.

И весь вот такой в меде и мухах ухватил Хакуина, обнял всеми четырьмя руками и даже чуток разрыдался от излишков чувственных.

Потом они пили чай из блюдцев, заедая его хлебом с остатками меда, жмурились от жаркого закатного солнца и травили байки про свое житье-бытье последних лет.

— Учитель, ты это, не отдавай меня больше никому в ученичество, — попросил Хакуин, — Я для тебя все, что хочешь, сделаю.

— Не отдам, — кивнул Бодхидхарма уверенно, — Не боись!

Хакуин на радостях пустился в пляс и потом плясал так три недели подряд. Учитель только посмеивался.

Автор: Игорь Квентор
kventor.ru

Комментарии: