Бодхидхарма и Хакуин | Время

Однажды зимой Бодхидхарма и Хакуин замёрзли в сугробе и проторчали в нелепых позах почти четыре месяца. Соображать могли, а двинуться – ни грамма. Говорить тоже не получалось, поэтому трепались мысленно.

– Вот скажи мне, о Учитель, – помыслил адепт, – время есть или нет?

Бодхидхарма мысленно вскинул брови, подумал слегка и ответил:

– Определённо.

– Что определённо?

– То, о чём ты меня сейчас спросил, – рыкнул Учитель так же мысленно.
Хакуин скорчил в своём воображении кислую мину.

– Не, ну я не понял ни фига.

Лёд, окружавший их плотной массой, чуть нагрелся и стал слегка потрескивать – Учитель был недоволен.

– Время, о котором ты меня сейчас спросил, конечно же, существует. Оно в твоих мыслях и желаниях. Ведь ты подразумевал скорейшее и безвозвратное освобождение из нашего ледяного плена, не так ли?

– Ну да, – вынужден был согласиться адепт.

– Значит, для тебя оно существует.

Хакуин хитро прищурился:

– Чё-та ты гонишь, о Учитель. Я, кажись, не один тут вмёрз в ледышку. Или ты хочешь сказать, что тебя тут нет?

– Сам ты гонишь! Я, конечно же, тоже здесь и сейчас отмораживаю собственный зад, но для меня времени нет.

– Как так?

– А вот так. Пока я о нём не думаю его, стало быть, и нет.

– Бодяга какая-то, – расстроился Хакуин.

Помолчали немного. Над миром в это самое время проносились облака и метели, люди пьянствовали Новый Год и прочие праздники, рождались и помирали, запускали ракеты или забуривались глубоко в землю в поисках чёрного золота, спорили, дрались, любили и поносили, пели или просто орали, падали, вставали, стукались лбами, встречались и расставались «навсегда», делали ещё уйму нужных или бесполезных дел.

Короче, жизнь варилась и кипела. Но тут, в объятии снега и льда было так тихо, словно никакого мира и не существовало вовсе. Быть может, именно поэтому Хакуин выглядел несколько обеспокоенным, всерьёз опасаясь за свой рассудок. А Учитель предавался безразличной медитации, и ему всё было до лампочки.

Через месяц Хакуин опять мысленно заворочался и спросил:

– Ну чё? Скажешь, и сейчас времени нет?

Учитель ничего не ответил, а только громко чихнул и разрушил их ледяные оковы в один миг. У Хакуина лицо вытянулось до земли.

– Э-э-э… Я чё-та не понял… Ты специально, что ли, так прикололся?

– Может быть, – невозмутимо ответил Бодхидхарма, делая силовую гимнастику и разминая затёкшие конечности.

– Может быть?! Может быть!!! Ты чё, за дурня меня держишь?!?
Тут они немного подрались для выяснения, у кого правды больше. Учитель успел хорошенько размяться и потому лихо намял бока адепту. Хакуину нечем было возразить. На том и помирились.

Уже поздно вечером, сидя на лавке у плетня и прихлёбывая горячайший зелёный чай из непомерных блюдец, они откровенно любовались закатом и поминутно утирали сопли, так как всё-таки кой-чего отморозили чуток. Хакуин сиял лицом ярче самовара, громко погрызая сахар-рафинад и периодически вздрагивая всей Самостью от лёгкого озноба.

Бодхидхарма шумно выдохнул после десятого блюдца и довольно произнёс:

– А вот сейчас время есть.

– Это теперь почему? – не понял ученик.

– Потому что я так хочу, и для меня оно теперь есть. Или ты снова хочешь поспорить?

При этом Учитель ненавязчиво погрозил Ученику заряженным револьвером.

– Не-а, – расплылся счастливой улыбкой адепт, – Не охота.

– То-то ж!

Автор: Игорь Квентор
kventor.ru

Комментарии: