Про сандалии, осень и мамину любовь

Про сандалии, осень и мамину любовь

В начале осени, когда по утрам уже заметно поджимает студеным, а днем все еще припекает солнце, так хочется чего-то неуловимого такого и свежего, как новые тетрадки в первые школьные деньки, или первые же зимние покатушки на лыжах. В воздухе пахнет сухими листьями, словно нюхаешь какой-то сильно ароматный травяной чай, вкусный и, несомненно, полезный.

Народ поспешно наряжается в теплые одежды, но не все. Некоторые упорно ходят в летнем, заметно выделяясь босыми ногами в шлепках и легкомысленными футболками с шортами на фоне добротных курток и штанов.

Петро не любил осень. Зиму тем более. Это он уперто продолжал рассекать по улицам в сандалях на босу ногу, шортах и футболке, когда нормальные граждане давно уже сменили гардероб на более подходящий.

При жаре в +7 градусов и студеном ветре как-то не особенно хочется оголять обширные участки тела, а хочется обратного: завернуться в теплый плед, с кружечкой горячего чая и ведерком сдобных плюшек, да под хорошее кино.

На что Петро всегда возражал:

— Я шо, тюлень? Я мужик! Мне ваши чаи с печеньками — тьфу! Бабские нежности.

И пер себе дальше, отливая красно-синими пятками и такого же колера носом. Простужался и болел, как и положено, две недели. А как же иначе? Все по-честному. Закаляться тоже пробовал, но редко. От этого простужался еще пуще, и снова болел, но уже три недели и с кашельными соплями, дерущими горло, будто наждачкой №10.

Как-то нагрянула к нему мамаша из села. С салом, шерстяными носками и прочими соленьями-вареньями и давай отчитывать да разносы устраивать. Дескать, такой-сякой, не бережешь себя окаянного, с таким трудом выращенного и моря слез и забот материнских на него потраченных.

— А ну, живо валенки надел!!!

Петро не посмел ослушаться. Напялил быстро и носки двойной вязки с узелками, и штаны добротные с подкладом, и валенки поверх тоже. На тельник рубаху сверху надел, свитер опять же шерстяной, кусачий, падло, а поверх всего еще и пальто драповое демисезонное.

Потом на голову натянул шапку вязаную, тоже шерстяную, да еще и шарф мохеровый, ценный. Вот таким гоголем и пошел в магазин за провиантом. Едва не упарился во всем этом добре.

Мамаша его недели две гостила. Все вареньями с чаем отпаивала, да сальцем домашним откармливала. Сопли с кашлем на третий день сами куда-то делись, будто и не бывало вовсе. И температура съехала на нужное деление на градуснике.

Выздоровел Петро в один присест. Порозовел щеками и глазом веселее стал. Человеком сделался.

Так-то вот!

Автор: Игорь Квентор
kventor.ru

24.12.2017 | Мужики | 27

Комментарии: